:: Головна :: :: Пошта :: :: Пошук :: :: Оголошення :: :: Форум ::
Меню
>>> Головна
>>> Про проект
>>> ТЕМА ДНЯ
Повідомлення
>>> БІБЛІОТЕКИ УКРАЇНИ:
>>> УКРАЇНІСТИКА за КОРДОНОМ
>>> УКРАЇНОМОВНІ ТВОРИ:
>>> КОРИСНІ РЕСУРСИ
>>> СУЧАСНА БІБЛІОТЕКА
>>> З ТВОРЧОГО ДОРОБКУ:
>>> ЧИТАЛЬНИЙ ЗАЛ
>>> ИГРОМАНИ. Дискусійний клуб
ФАЙЛИ
Контакт

Библиотека и молодежь
Бібліотекарі усіх країн - єднайтесь!
5Books: Все про книжки
Сельская библиотека БЛОГ Борисовской црб Минская обл. Республика Беларусь
>> Библио.net
>>Блог відділу мистецтв Тернопільської ОБД
>>Методична служба публічних бібліотек Києва
>>Могилянська Бібліотекарка
>>Записки рядового библиотекаря
>>Моя профессия - библиотекарь
>>Библиотекарша
>>Библиолента
>>Библиотека без барьеров
>>Неофіційний вісник ОУНБ
>>Электронный читальный зал
>>Я - бібліотекар
>>Дневники злой библиотечной девы
>>Инновации в библиотеке
>>Методист библиотеки
>>Мышь Библиотечная
>>Библиотеки. Региональные центры чтения
>>Бібліотечно-інформаційний центр «Слово»
>>Bibliomistok
>>Libr.Net
>>Бібтех
>>Пан бібліотекар
>>Блог библиотекаря
>>Библиотекарь Тимофеева
>>День за днём ...
>>Библиотечный калейдоскоп
>>Блог бібліотекаря Галини Симоненко
====================================
>>> Ресурси холдінга

Дискуссионный клуб "Библиофан"
  Мои научные новости
  Жизнь - это бесконечная череда мгновений
Открой для себя новую жизнь

  Мой дом

Вітаємо Вас на Бібліотечному інформаційно-освітньому порталі 

КАТАЛОГ СНОВИДЕНИЙ. Книга-лабиринт
ЧИТАЛЬНИЙ ЗАЛ

    Люди изобрели самые разные способы, чтобы мучить и калечить себе  подобных.
          Ба Цзинь.
    Есть лишь одна по-настоящему серьезная философская проблема – проблема самоубийства.
           Альбер Камю.
    Смерть высвечивает нашу жизнь. И если нет смысла в смерти, значит, не было его и в жизни.
          Михаил Шолохов.
                       Нет ничего более реального, чем ничто.
                           Сэмюэл Беккет.

        ВОСПОМИНАНИЕ О ЛАБИРИНТЕ
     Теперь я уже не помню, от кого первого услышал о трех знаках Лабиринта. Может, это произошло во сне, или какой-то знакомый мимоходом, во время случайной встречи, рассказал мне содержание недавно прочитанной статьи. В любом случае, это не имеет уже никакого значения.
     А второй раз я услышал о Лабиринте тем летним утром, когда случайно в супермаркете встретил Дину. Мы не виделись много лет и вдруг неожиданно встретились в торговом зале, словно подхваченные течением лодки.
     Мы вместе вышли на улицу, сразу же потонув в зеленом шелесте деревьев, как в спокойной музыке вечности. Чистое акварельно–голубое небо тонким куполом изгибалось над нашими головами.
     Мы болтали о какой-то незначительной ерунде, а потом Дина почему-то стала рассказывать о своем приятеле – историке, занимающимся изучением отношений обров и славян.
     – Он пишет сейчас большое исследование о религиозно-мистической философии обров, – говорила Дина, и голос у нее был чуть хрипловатый, как у уставшей учительницы. – Он считает центральным религиозным культом обров – культ Лабиринта. Их древние жрецы будто бы отождествляли судьбу каждого отдельного человека и весь мир с Лабиринтом. Только через Лабиринт, считали они, можно понять собственную жизнь и основы мироздания. Причем, в тайных культовых текстах, которые тоже строились по принципу Лабиринта, сам Лабиринт ассоциировался с тремя знаками. Первый – раздвоенная веточка, напоминающая латинскую букву V, рогатину или острие копья – знак тени, символизирующий многогранность и иллюзорность бытия. Второй – небольшой закрашенный кружок, темный, как яблочко мишени – знак ночи, символизирующий надежду. Третий – замкнутый обруч с двумя стрелками, похожий на разорванный бубен или на дракона, кусающего собственный хвост, – знак круговорота, символизирующий вечность. Жрецы обров считали, что тот, кто сумеет постигнуть мудрость этих знаков сможет преобразить собственное существование, открывая себе путь в параллельные миры.
     – И им это удалось? – спросил я, чтобы поддержать разговор.
     – Неизвестно, – задумчивая улыбка скользнула по губам Дины, – но факт, что обры, захватив древнерусские города и полностью подчинив себе некоторые племенные союзы, например, дулебов, внезапно исчезли все вместе, пропали, словно растворившись во времени.
     – То есть, твой знакомый считает, что они, разгадав тайну знаков Лабиринта, переместились в другие миры, обретя бессмертие?
     – Да, это вполне вероятно, но, возможно, они ошиблись в своем толковании знаков, попали в ловушку Лабиринта и просто заблудились в его бесконечных переходах…
     – Значит, Лабиринт так опасен и враждебен?
     – Конечно, как враждебен человеку весь окружающий его мир…
     Мы стояли на перекрестке. Дина уже спешила домой, а прошлое не подлежало восстановлению, как забытый на плите и сгоревший чайник. Мы попрощались.
     Золотые отблески солнца заиграли на стекле витрины, и я вдруг понял, что все это – этот день, встречу, разговор – уже видел во сне несколько лет назад.
     Реальность словно накладывалась на картину видений, и они проступали сквозь нее, как контуры лица на гравюре, закрытой папиросной бумагой.
     Ошарашенный удивительным совпадением, я застыл посреди улицы, не обращая внимание на проходящих мимо людей.
     – Странно, – проговорил я, ни к кому не обращаясь, и внезапно почувствовал себя в центре распадающегося времени у входа в Лабиринт. Я мог видеть чужие, раньше незнакомые лица, слышать голоса, угадывать течение разных судеб…
     Все это продолжалось только одну секунду, а затем исчезло. Я стоял на перекрестке и смотрел в след уходящей Дине.
     – Странно, – опять проговорил я, и только потом, через некоторое время понял, что все это было началом ловушки, которую расставил для меня Лабиринт…
      
     ПЕРВАЯ КНИГА СНОВИДЕНИЙ
        ПОСЛАНИЕ
     Я прошел комнату и открыл обе створки балконной двери. Напротив, за разрушающимися домами, все еще работал подъемный кран, и четыре прожектора под его стрелой освещали ночь белым неестественным светом.
     "Ярко, как на вокзале", – подумал я, держась рукой за шершавую, облупленную раму.
     Быстрые шепоты  бежали по листьям деревьев от кроны к кроне, дрожали, как голоса на ветру, и затихали в отдалении, растворяясь в чуткой пустоте ночи.
     Огромный  город лежал вокруг с двусмысленным спокойствием, словно упавшее на пол чучело хищника. Ночной полусонный город жил своей привычной, тяжеловесной  жизнью,  в  которой для меня больше не оставалось места.
     Я почувствовал  тоску и обиду, как потерявший игрушку ребенок, и чтобы избавиться от этого, вспомнил первое послание неизвестной девушки к неизвестному Денису, моему тезке. Я прослушал его сегодня уже два раза и почему-то запомнил слово в слово, будто отрывок из Библии.
     "Милый Денис, – говорил с кассеты молодой женский голос, чуть манерный, как у неопытной актрисы, но, одновременно, искренне-взвешенный, будто у медсестры. Ты сейчас, наверное, подумаешь, что я опять цепляюсь за прошлое, надеясь его вернуть, словно воспоминание о счастливом  отпуске. Но это не так. Каждый из нас двинется теперь в своем  направлении, и я знаю, что это неизбежно.
     Не думай, я не успокаиваю себя и не заговариваю собственные чувства, как зубную боль. Это мне самой слишком ясно. Но знаешь, я хочу, чтобы ты меня понял. Сейчас хочу, а завтра мне это может будет безразлично. Но ведь живем мы сегодняшними настроениями. Прошлое, как пластилин, – форма его изменяется от силы нажатия пальцев. И поэтому каждый может создавать свое прошлое, не похожее на другое.
     Я вспомнила твои рассказы и попробовала их повторить, словно еще один вариант судьбы. Я записала этих кассеты для тебя. Все получилось очень просто, так же просто, как провести неровную линию на асфальте.
     Я не пытаюсь привязать тебя, а делаю прощальный подарок…"
     Эти кассеты и плеер попали ко мне случайно. Я успел прослушать только несколько из них, и они произвели на меня какое-то  странное впечатление, непонятное до конца мне самому.
     Девушка  рассказывала разные истории от имени разных людей, и голос ее как-то удивительно менялся, словно тень вокруг горящего костра. А мне, по большому счету, было плевать на чужую жизнь и проблемы, но другого занятия, кроме этих записей, у меня сейчас не было.
     От нечего делать я вспоминал "послание" девушки, а ночь подозрительно смотрела на меня глазами-прожекторами подъемного крана.
     Чувство тихой тоски все не покидало меня, и тогда, поступая почти интуитивно, я ушел от балконной двери, лег на диван в углу комнаты, надел наушники и включил плеер…
    
     БЛОКНОТ  В  ЖЕЛТОЙ  ОБЛОЖКЕ
     В ту осень в руки мне  попал блокнот человека, умершего много лет назад. Я тогда встречался с одной девушкой. Лифт поднимал нас на верхний этаж какого-то дома. Мы выходили на черную лестницу и располагались на узкой, грязноватой, продуваемой ветрами, площадке.
     Обнимаясь, мы глядели на огромный серый муравейник города, расстилающийся далеко внизу. Мы оставались одни, сами по себе, в замкнутом отгороженном мире, и чужие мелочные желания, заботы, трагедии были нам совершенно безразличны, как скучные новости вчерашних газет. А окружающие предметы выглядели почти нереально, будто параллельные существования.
     Случайные капли прошедшего дождя отражением искусственных звезд матово мерцали на потемневших окнах противоположных домов. Густые неровные облака смятыми простынями нависали над головами.
     Временами до нас доносились чьи-то голоса, звук шагов, хлопанье дверей, скрипучий шум работающих лифтовых тросов. Большой дом жил своей привычной, угадываемой, предсказуемой жизнью, словно огромное мыслящее существо, дни которого уже давно вписаны в единую Книгу Судеб. Но мы оставались чем-то посторонним и чужеродным в этом организме, как вошедшее в живот лезвие ножа.
     Мы были еще слишком молоды, и у нас не хватало терпения отыскать спокойную, отдельную квартиру. Мы занимались любовью прямо здесь, за черными лестницами этих одинаковых домов, и широкие серые глаза Тани начинали сливаться с серым размахом небес, будто карандашные рисунки на наложенных друг на друга тонких листах бумаги.
     Я не слишком любил свою подругу (ржавчина рационализма уже тогда начала разъедать мою душу, словно дно старой сковородки), но почему-то той осенью я чувствовал удивительную гармонию с самим собой и всем огромным, жестоким, плохопостижимым миром.
     Я уволился с работы, и у меня появилось много свободного времени. Дни я почти целиком проводил со своей девушкой, забросившей занятия в институте, а вечерами, сидя у себя в маленькой восьмиметровой комнате, разбирал записи человека, умершего много лет назад.
     Этот блокнот в плотной желтой обложке достался мне совершенно случайно, словно карта острова Сокровищ в романе Стивенсона. Я выиграл его в кости у одного приятеля.
     Мы играли всю ночь с переменным успехом, захлебываясь азартом, будто давно не пившие алкоголики, Кости, похожие на чуть приплюснутые и окаменевшие земляничные ягоды, дрожали в стакане запущенными лотерейными шарами, а потом, резво прыгая, постукивали по столу маленькими каблучками невидимого трехногого существа.
     Под утро, когда свет в комнате стал уже болезненно-серым, как наши лица, а окружающие предметы начали расплываться перед глазами, удача – странная удача – вдруг повалила ко мне, словно поздний ненадежный весенний снег.
     Я стал брать одну ставку за другой, уже небрежно сгребая со стола выигранные купюры, как малоценные конфетные обертки. Устав от везения, я рассеянно метал кости, но удача, непредсказуемая, как влюбленная женщина, не изменяла мне, и уже через пол часа приятелю пришлось расстаться со всеми деньгами, наручными часами и обручальным кольцом.
     Измотанные бессонной ночью, мы сидели друг против друга, и квадратный стол, напоминающий маленький боксерский ринг, разделял нас. Серый нездоровый свет заливал комнату, словно вода каюту тонущего корабля.
     Приятель вдруг обречено вздохнул, точно перед прыжком с десятого этажа,  и выложил на стол блокнот в желтой обложке.
     – Это последнее, что у меня осталось…
     Руки у него дрожали, будто у переставшего колоться наркомана, а воспаленные глаза горели завистливым восхищением и ненавистью.
     Согласившись с предложенной ставкой, я метнул кости. 0Результат мало интересовал меня (блокнот, на первый взгляд, не представлял никакой ценности), и я почти демонстративно наблюдал за пятнами света, расплывающимися на стекле, словно разлитый суп на скатерти.
     И тогда я почувствовал тишину. Она нависала над комнатой в серости утра и незримо давила на сознание обвинительным приговором.
     А потом приятель крикнул что-то невнятное и сумасшедше рассмеялся.
     Я взглянул на стол. Маленькие кости чернели на его поверхности тремя вырванными глазами. И у двух мертвых глаз было по одному зрачку, а у третьего – два, точно у монстра. Выпало четыре очка.
     – Я выиграл! – сказал приятель, в свою очередь метая кости. Лицо его при этом пошло пятнами, словно физическая карта мира, и я не мог понять, почему именно теперь он стал так волноваться.
     Кости запрыгали по столу и замерли, опять превращаясь в три черных неживых глаза, Но на этот раз у каждого мертвого глаза был один мертвый зрачок. Выпало три очка.
     Приятель сидел молча и смотрел на меня ошалело, точно на потустороннее существо. Я забрал желтый блокнот и положил в свой карман.
     Когда я вышел на улицу, было уже раннее утро, и одинокие прохожие куда-то спешили по мокрым осенним тротуарам. Я мог бы остановить тачку, денег было достаточно, но напряжение сумасшедшей ночи все еще не разрядилось в сознании, и мне хотелось просто пройтись по воздуху.
     Приятель догнал меня через несколько минут и молча двинулся рядом, словно надзиратель. Плечи его почти неестественно ссутулились, огромные черно-фиолетовые круги расплывались под глазами. Я делал вид, что не обращаю на него никакого внимания, и старался прислушаться к шелесту ветра в опадающей листве, тихому и тревожному, напоминающему шум переворачиваемых страниц большой старинной книги.
     Я видел, что приятель хочет что-то сказать, но слова не выходят из него, словно джин из закупоренной бутылки. Наконец, он предупреждающе взмахнул рукой, вычерчивая в воздухе невидимую линию, точно ассирийский маг.
     Я остановился.
     – Этот блокнот всем приносит несчастье, – заговорил он так, будто продолжал свою длинную речь после небольшой паузы.
     Я смотрел на него, как на идиота, рассеянным полусонным взглядом.
     – То, что там написано, если не уметь этим пользоваться, все равно будет тебе непонятно…
     – Это все? – спросил я безразлично, Мне так уже хотелось оказаться дома в мягкой постели, что я готов был просто отдать приятелю (только что бы он отцепился) ненужный мне блокнот.
     Стайка ворон закружила над нами, сбилась в кучу, а потом вдруг рассыпалась, как шахматы из раскрывшейся коробки.
     – Ну, пожалеешь еще, слышишь, пожалеешь! – с надрывом крикнул приятель и быстро пошел по улице в обратную сторону.
     И тогда, неизвестно почему, я понял, почувствовал, что блокнот действительно имеет огромное значение и, возможно, более ценен, чем все выигранное мной.
     Подчиняясь внезапному желанию, я вытащил его из кармана, и осторожно провел пальцами по плотной желтой обложке.
     Я стал читать блокнот вечерами и по ночам, когда почти все в доме уже спали, и густая осенняя тьма вязкая, как крем для обуви, висела за окном.
     На белых, чуть посеревших, страницах были записаны какие-то непонятные истории или фрагменты, сбивчивые, словно дневник школьницы, и, кажется почти несвязанные между собой. С первого взгляда можно было решить, что это вообще писали разные люди, но постепенно я, как персонаж книги Кьеркегора, стал подозревать, что здесь только почерки разные, а написал все один человек, может участвуя в какой-то странной игре. Но я не знал правил этой игры и, прав был мой приятель, не мог один ни в чем разобраться.
     Я хотел уже отложить блокнот, но потом решил пересмотреть его еще раз.
     И тогда я стал замечать странные вещи. Во-первых, фрагменты (словно переписанные заново; или мне это просто казалось) стали приобретать какую-то новую, отличную от прежней форму – читались по-другому, рассказывали о другом, иначе воспринимались.
     А, во-вторых, в них появилось что-то знакомое, прямо относящиеся ко мне. Но смысл записок все еще был скрыт за непрозрачной пеленой, и я не мог постигнуть его, как в ускользающем сновидении.
     Осень погружалась уже в свою последнюю треть. Начинался ноябрь. В один серый промозглый день я договорился встретиться с Таней на остановке возле магазина. Девушка опаздывала, и я, спрятавшись от мороси под пластиковым навесом, стал, от нечего делать, перелистывать желтый блокнот.
     Какое-то слово привлекло мое внимание, будто случайный знак на рекламном табло. Я заново прочитал предложение, но оно изменилось, точно хамелеон. Я вновь прочел его, и снова оно было другим, незнакомым, словно написанное минуту назад.
     И внезапно я понял, что истории в блокноте рассказывают обо мне и написаны специально для меня.
     Здесь было больше двух десятков фрагментов, и каждый оказывался каким-то вариантом моей судьбы, альтернативной историей жизни одного из друзей, или рассказом о моем двойнике в другом, параллельном мире.
     Я достал карандаш и стал вычеркивать в тексте чужие, незнакомые имена, заменяя их именами друзей и родных. Я не перечитывал истории, но знал, что они изменяются на белых страницах, обретая свою истинную сущность, раскрываясь, словно фреска под очищенным слоем более поздней штукатурки.
     Я так и не встретился в тот день с Таней. В странном тумане отстраненности я долго бродил по мокрым улицам под мелким дождем. Уже к вечеру я оказался на набережной Днепра. Темно-серая, стальная вода невозмутимо плыла пере5до мной, словно время. В левом внутреннем кармане куртки лежал чужой желтый блокнот с вариантами моей судьбы. Я вдруг почувствовал усталость и скуку, как после недолгого любовного увлечения.
     Подчиняясь внезапному импульсу, я достал желтый блокнот, и, перегнувшись через перила, швырнул его в осеннюю непрозрачность реки.


< Попередня   Наступна >
>>> Головна | >>> Про проект | >>> ТЕМА ДНЯ | Повідомлення | >>> БІБЛІОТЕКИ УКРАЇНИ: | >>> УКРАЇНІСТИКА за КОРДОНОМ | >>> УКРАЇНОМОВНІ ТВОРИ: | >>> КОРИСНІ РЕСУРСИ | >>> СУЧАСНА БІБЛІОТЕКА | >>> З ТВОРЧОГО ДОРОБКУ: | >>> ЧИТАЛЬНИЙ ЗАЛ | >>> ИГРОМАНИ. Дискусійний клуб | ФАЙЛИ | Контакт |
Підпишіться на новини!

Новый сервис

   http://mysciencehighlights.org/ Мои научные новости -- уникальная возможность получать абстракты из полторы сотни англоязычных журналов по всем академ темам на имейл или посредством новостной ленты! Вам всего лишь необходимо зарегистрироваться,  указать тему,  ключевые слова,  и сведения о новых публикациях с высокой степенью ревалентности вам обеспечены! Информация о  ресурсе тут

ЗНАЙОМТЕСЬ:
Новини книгоринку
Інтернет-ресурси
Зараз на сайті:
Гостей - 163
 
 
©Copyright 2005-2007 Бібліотечний інформаційно-освітній портал
Використання інформації з рекламних та інших матеріалів цього сайту для передруку, внесення в бази даних для подальшого комерційного використання, розміщення матеріалів в ЗМІ та мережі інтернет можливе лише за умови розміщення прямого посилання на сайт http://www.librportal.org.ua

:: up::
bigmir)net TOP 100