:: Головна :: :: Пошта :: :: Пошук :: :: Оголошення :: :: Форум ::
Меню
Головна
>>> Про проект
>>> ТЕМА ДНЯ
>>> БІБЛІОТЕКИ УКРАЇНИ:
>>> УКРАЇНІСТИКА за КОРДОНОМ
>>> УКРАЇНОМОВНІ ТВОРИ:
>>> КОРИСНІ РЕСУРСИ
>>> СУЧАСНА БІБЛІОТЕКА
>>> З ТВОРЧОГО ДОРОБКУ:
>>> ЧИТАЛЬНИЙ ЗАЛ
>>> ИГРОМАНИ. Дискусійний клуб
ФАЙЛИ
Контакт
Виртуальный секретарь "Мои научные новости"
Жизнь - это бесконечная череда мгновений
Мой дом
"Бібліофан" Дискусійний клуб
"Бібліотекарі усіх країн - об'єднуйтесь!
Who's Online
Зараз на сайті:
Гостей - 126
Популярні

Вітаємо Вас на Бібліотечному інформаційно-освітньому порталі 

Презентація сайтів бібліотек
Хмельницька обласна бібліотека для дітей ім. Т.Г. Шевченка

Image Сайт http://www.hm_odb.hm.ukrtelecom.ua  пропонує розділи: Дивосвіт скарбів книжкових (Історія Хмельницької обласної бібліотеки для дітей ім. Т.Г. Шевченка); Путівник по бібліотеці; Правила користування обласною бібліотекою для дітей ім. Т.Г. Шевченка; Каталог дитячих періодичних видань; Рекомендаційний покажчик "За знаннями - в електронний світ"; Наші видання; Про нас пишуть, говорять, показують;  План роботи; Наша адреса.

Що нового у бібліотеках країни:

Якщо Ви хочете дізнатися про щоденну роботу бібліотеки - Вам сюди!

ЧЕРНО-БЕЛЫЕ СНЫ. Роман
ЧИТАЛЬНыЙ ЗАЛ - Юрій Міщенко

       
«Ши-ши-ши-ши» таинственно и загадочно шумели камыши… Шумели таинственно камыши…Таинственно шумели камыши в лунной тиши…Фраза крутилась и вертелась в голове, явственно представлялись камыши и ночь. «А что делала я в этих камышах? Странно… Что можно было делать в камышах да еще ночью?»  його проба сил у жанрі фантастики 

Шла информация, но считывалась не до конца, и потому ощущение было, а слова не выстраивались в чувственно-эмоциональном ритме. «Что-то было романтическое, приятное и вместе с тем обыденное… Да, да, да! В камыши меня занесло с моим первым кавалером!» Вот теперь все стало проясняться: дамба вдоль ставка, узкая, не очень накатанная дорога на ней, и мы, бредущие на метровом расстоянии друг от друга. На другом ее конце вдоль воды группа деревьев и камыши, почему-то на суходоле… О! Это проклятие действенности и буйства сперматозоидов! Все очарование вечера было испорчено. Помнится, я даже не позволила себя поцеловать, вся преисполненная сознания важности такого действа!… Ия струснула копной волос: «С чего это вдруг мне такое полезло в голову?», отложила нож и недочищенное яблоко, энергично потянулась и пошла спать. 
    
     …Выйдя из поезда, она остолбенела: все тут было совершенно незнакомо и жутковато. Справа стеной стоял лес, а слева до горизонта простилалась песчаная степь с громоздящимися в беспорядке толи валунами, толи насыпями. Вдруг неведомо откуда налетел ураган. Он мчал по степи, закручиваясь в пылевые столбы, и жутко завывал. Вот он долетел до нее и, не смотря на все ее усилия остановиться, погнал прочь от дороги в глубь степи. Зацепиться было не за что, и она бежала, что было мочи, одновременно стараясь изменить траекторию бега в надежде вырваться из потока. Понемногу ей это удавалось. Неожиданно ужас и страх сковали ее волю. Казалась, это не ураган, а скопище ужаса и страха неслось по степи. Спрятаться было негде. Ага, вот какая-то нора. Но до чего же узкая… Каким-то образом втиснувшись в нее, она очутилась в более просторном углублении, но все равно слишком тесном. Скрючившись, она перевела дух и попыталась привести в порядок мысли и чувства. Высоко вверху, в конце пологого спуска чуть светилось маленькое отверстие. «Странно… Как же я в него пролезла?» Вдруг послышался тихий шелест вздоха. Что это? Вокруг только земля… Но чье-то присутствие явно ощущалось. «Кто здесь?» - спросила она сумерки. «Я». «Кто, ты» - сделала она ударение на «ты». «Я - левит…» «А где ты?» «Здесь». «Я тебя не вижу?»  Молчание. Она, насколько могла, повернулась и оглядела стены вокруг. Никого. «Что ты тут делаешь?» «Прячусь». «От кого?» «От Емона». «А он кто?» Молчание. А страх все нарастал и нарастал. Он гнал ее наружу, и от этого она все сильнее вжималась в стену норы. «Ты здесь?», - спросила она темноту. Ни звука… А страх, даже не страх, а вселенский ужас тянул ее наверх…
     Рывком проснувшись, Ия еще какое-то время приходила в себя. «Удивительная это вещь - страх, - подумала она. - Пожалуй, именно он, а не инстинкт продолжения рода, главный. Куда не кинь взгляд в историю - всюду страх. И, как ни парадоксально, первейший из страхов - это страх смерти. Ему подчинены все другие. Даже инстинкт продолжения рода, если вдуматься, порожден страхом исчезновения вида… Д-а-а-а. И в самом деле, в истории Земли как раз и вымирали люди, так сказать, лишенные страха смерти. И даже целые народы. Этот аспект надо бы тщательно проследить». Она спрыгнула с кровати и, пританцовывая, пошла в ванную.
     Ия была молода и полна энергии. Зеркало улыбнулось ей лучезарной улыбкой не красивого, но очень даже симпатичного лица в обрамлении русых волос. Скорчив уморительную гримаску и показав изображению язык, она пошла на кухню. Как человек, копающийся в прошлом и по профессии, и по призванию, она любила окружать себя старинными вещичками. Поэтому, если не брать во внимание кухонную робототехнику, кухня ничем не отличалась от своих древних предшественниц. Ко всему, и готовить она любила сама, наслаждаясь процессом творения и впитывая промежуточные ароматы обрабатываемых продуктов. Надо, правда признаться, что не всегда они были приятными. Зато приготовленные ее руками блюда неизменно восхищали гостей. Запив яичницу с беконом свежевыжатым апельсиновым соком и убрав посуду в моечную машину, она была готова идти навстречу новому дню. 
     Утро выдалось праздничным. Лазурное бездонное небо с редкими, фантастически причудливыми ослепительно белыми облачками, радостно золотое солнышко, сверкающие изумрудными капельками росы трава и листья. Воздух благоухал и звенел трелями жаворонков. «Здравствуй, солнце золотое! Здравствуй небо голубое! И зеленая трава!» Душа развернулась, впитывая все это великолепие и наполняя все существо радостью бытия. Хотелось бежать, раскинув руки, и брыкаясь, словно молодой козленок. Завалиться на траву и раствориться в бесконечности голубизны. Но… день начался, а с ним и повседневные прозаические заботы, дела и обязанности. Слово «левит» гвоздем засело в голове и не давало покоя. Что-то с ним связывалось глубинно далекое и туманное.
     - Привет! - с бегущей дорожки сошел Юр. - Что призадумалась?
     - Привет. Да вот привязалось слово «левит».
     - Так в чем дело? Это мы сейчас уладим. - Привычными ловкими движениями он проделал какие-то манипуляции на клавиатуре мика (Мик - мини-компьютер. Тут и дальше прим. авт.). «Центр «Эрудит», - произнес приятный баритон. - «Впервые слово “левит“ употреблено в прадревней культовой книге “Библия“, одна из частей которой называется “Книга Левит“. Согласно Библии во времена деления людей на племена существовало племя евреев, из верований которого берет истоки христианская религия...»
     - А, теперь понятно, почему это слово казалось мне знакомым: из курса «Религии мира и цивилизации»… - Помнится, её тогда поразила абсурдность верований и продиктованных ими поступков людей. Вопрос «Почему?» и определил выбор специальности. Но, исследуя вот уже столько лет различные цивилизации, убедительного ответа на него она до сих пор так и не нашла. Всё чаще она останавливается на мысли, что и сами люди существа абсурдные. Среди определений желаемого, наиболее часто у них фигурирует слово «свобода», а сами понавыдумывали для себя кучу пут - религия, обычаи, верования, традиции и тому подобная ерунда вместе с бесчисленными нелепыми законами и обслуживающим их аппаратом… А кто же может быть самым бескомпромиссным и справедливым судьей, кроме собственной совести…
     - Погоди, послушаем дальше.
     Баритон рассказал, что объектом общения с Богом, абстрактной сущностью якобы создавшей людей и определяющей, а также контролирующей их жизнь, у еврейского народна был «Ковчег Завета». Для его обслуживания была выбрана одна, как сказано, «особая» ветвь еврейского племени - «племя левитов». Из него была выбрана «особая» семья, а из неё «особый» мужчина - Авраам, который стал первосвященником, то есть посредником между верующими и Богом. Его сыновья стали священнослужителями. Право быть первосвященником и священниками строго наследовалось, поэтому священнослужителей впоследствии стали называть левитами. Отсюда, левиты - служители религиозных культов у древних евреев. Для них была написана «Книга Левит», своеобразный справочник выполнения обрядов общения с Богом.  В дальнейшем теологи увязали с этим первосвященником родословную Иисуса Христа, христианского богочеловека. Исходя из сведений о деяниях Иисуса, можно полагать, что левиты обладали необычными, с точки зрения соотечественников, выделяющими их способностями. Считалось, что они наделены даром восприятия Божественных посланий, и способностью сообщать их людям. Кроме того, они  могли «творить чудеса», главное среди которых - подниматься над землей и парить в воздухе, то есть преодолевать гравитацию. Считают, что отсюда произошло слово «левитация». В отношении других «чудес», можно предположить, что они обладали некоторыми способностями телекинеза, телепатии и регенерации, то есть более развитыми биорецепторными приёмниками и интуицией. Некоторые умели управлять живой и неживой материей, влиять на нее. «Более подробная информация нужна?» - спросил он напоследок. Юр взглянул на Ию. Та отрицательно мотнула головой.
     - А почему собственно тебя заинтересовало это слово?
     - Да так, сон приснился… Знаешь, эти сведения вернули меня к мысли об абсурдности «сотворения» людей, если такое сотворение и впрямь существовало.
     - А чему тут удивляться? Когда Вселенная в порыве творческого вдохновения родила Землю, она захотела населить её материализованными космическими сущностями.  Ведь иного она не знала и не умела, как говаривали в твою любимую старину: «слепила из того, что было». А когда увидела, что получилось ничего себе, огорчилась, что оценить-то её творение некому. Переполненная тщеславием, она и создала человека. Чтобы было, кому восхищаться и прославлять её и её творения!.. А так как, опять же, образца и опыта не было, она заложила в него способность самосовершенствоваться в достижении идеала, коим она считала себя… Что из этого получилось, ты видишь. А Вселенная от огорчения и разочарования стала стареть, морщиться и сжиматься…
     - Ну ты даешь, целый трактат сочинил!
     - А что, знай наших! Слушай, ты, чем сейчас занимаешься?
     - Общественно полезным трудом: просматриваю запасник «Музея человечества» и отбираю материалы для обработки архиватору… Надеюсь, напасть на «золотую жилу», как говаривали на заре человечества. А что?
     - Да дед говорит, что закончилось испытание нового скафандра и возможно скоро отправится экспедиция на Плутон. Не хочешь с нами?
     - А тебя уже пригласили?
     - Ну…
     - То-то и оно, что «ну». Посмотрим. Ну, я пришла. Пока.
     Здание музея, казалось, купалось в утренних лучах. Солнце слепило окна и пускало солнечных зайчиков на противоположную стену. В двери бесконечной вереницей деловито входили и выходили люди, с озабоченным видом мимоходом пожимая друг другу руки и раскланиваясь. Иногда они останавливались и со сверх важным видом завязывали беседу. Их словно и не касались утренние прелести дня. Все они были всецело поглощены глобальными проблемами, важнее которых ничего на свете в данный момент для них не было. Ия внутренне улыбнулась, до чего же забавно человечество - и из ничего высосет глобальную проблему. Нет бы, жить и радоваться жизни самой… Вестибюль был наполнен атмосферой деловитости и приглушенной разноголосицей. Информационные стенды выстреливали информацией и заманчивыми приглашениями ознакомиться с новыми экспозициями, но это в ее планы сейчас не входило.
     - Доброе утро! - приветствовал её в вестибюле Игорь. - Как настроеньице?
     - Подстать утру! Здравствуй. Ты в каком отделе будешь?
     - Квантовой астрофизики… Заглянешь?
     - Будем посмотреть, - шаловливо ответила она и направилась к лифту.
     Войдя в отведенный ей кабинет, Ия приказала роботу доставить очередной ящик. Она уселась в кресло и стала ждать, просматривая почту. Минут через десять развозчик подвез ящик с архивными документами, время создания и ценность которых предстояло выяснить. Она с головой ушла в работу, просматривая и сортируя по стопкам то, что кто-то когда-то свалил в одну кучу, и сдал в архив. Среди различного рода  отчетов и управленческой документации, то есть производственных архивов, иногда попадались личные письма и записи, поздравительные адреса и открытки, книги, журналы и разрозненные номера газет, принадлежащие отдельным людям. Казалось бы, никому не нужный хлам, но он нес в себе неоценимую информацию о быте, деятельности и характере определенного отрезка времени, нес печать человеческого бытия. К сожалению таких материалов было слишком мало, да и, как правило, это были личные архивы чем-то отличившихся людей. Разумеется, по ним трудно было судить о «массовой» личности, а тем более составить объективное мнение о сущности людей того или иного отрезка времени, настолько они были тенденциозными, унифицированными и заидеологизироваными. Этим же грешили и попадающиеся социологические исследования. Поэтому такими бесценными были случайно сохранившиеся письма, дневники, личные библиотеки и даже поздравительные открытки простых людей, часто имеющих только имена. Такие документы Ия откладывала для более тщательного изучения, а остальные передавала архивариусу. Сегодня ей не везло: пока ничего существенного.
     «Время обеда» - произнес организатор. Она потянулась, разминая затекшие мышцы. Как правило, она готовила сама, но сегодняшнее утро не располагало к возне на кухне, и она сказала:
     - Обед на твое усмотрение.  «Тогда, Ваш пальчик, прелесть моя», - игриво мигнул организатор. Ия хмыкнула на выбор обращения и приложила палец к сенсору. Считав информацию о состоянии организма, организатор принялся составлять меню, а она вышла в сад. Там её и нашёл официант. Услужливо убрав крышку столика, он пожелал ей приятного аппетита. Взглянув на столик, девушка усмехнулась: организатор знал её лучше, чем она сама. Придраться было не к чему - ни к сервировке, ни к набору блюд. А голубые незабудки в изящной вазочке, просто вызывали умиление.
     Зазвонил зуммер межгорода, и на экран выплыло лицо мамы. Миранда улыбнулась встречному изображению дочери и сказала:
     - Привет! Что-то ты о нас забыла, как у тебя дела?
     - Все в порядке, мама, просто обыденность засасывает а как вы, что новенького?
     - Да особого ничего, папа возится с испытанием скафандра и бредит полетом, а я, как всегда, следую ему. Вот что, может соберёмся на небольшой пикничок в выходные на даче?
     - Почему бы и нет. Это было бы чудненько!
     - Ну, тогда до послезавтра.
     Не успело растаять мамино изображение, как его сменил Игорь:
     - Ты так и не зашла... Может, пообедаем вместе?
     - О-по-з-дал, - протянула она, - я уже, как сам видишь, обедаю. А что так?
     - Да поболтать охота…
     - Тогда заглядывай ко мне. Я зарылась в ящик и не успокоюсь, пока не доберусь до дна…
     - Хорошо.
     Вернувшись на рабочее место, Ия принялась сортировать документы дальше. Ага, это уже что-то интересное… Она вынула серенькую потрёпанную тетрадь со вставленными в неё тетрадками и отдельными листками. Это был чей-то дневник, правильнее всего сказать - нотатник, так как содержал выписки с комментариями. В конце, правда было несколько дневниковых записей, при чем одна чисто хронологический перечень событий. Это уже было не абы, каким везением. «Это уже удача!», - мысленно возликовала она, доставая ещё несколько книг, папку с подшитыми и не подшитыми письмами и записками, перевязанные веревочкой крест-накрест конверты. Захотелось сейчас же окунуться в их содержание, но… она сдержала порыв, оставляя «вкусненькое» на потом, и принялась разбирать ящик дальше в надежде еще что-нибудь выудить. К концу дня интересующая ее стопка почти не увеличилась. Добавились папки с тематическими подборками журнальных и газетных материалов, несколько разрозненных газет и журналов, школьные тетради и табеля успеваемости, альбомы с детскими рисунками. Сдав всё остальное архивариусу, она оформила отобранное на вынос, и довольная пошла домой.

    «Внимание, внимание! Объявляется посадка на рейс 1890. Всех отлетающих просим пройти на 15 лифтовую станцию». В двери, над которыми светилась цифра «15» поплыл поток человеческих тел. Никто из них еще ничего не знал об опасности, угрожавшей Земле. Им просто предложили поработать на станции, что не было ни для кого в диковинку. Как и от любой другой работы, ты мог отказаться или согласиться. Твое дело. Но жизнь и работа на станциях была, помимо того, что выше оплачиваемая, еще и интереснее. Поэтому, как правило, отказников не было.
     Антон тоже накануне получил такое предложение. Его удивило лишь срочность, с которой необходимо было отправляться буквально на следующий день. Никаких разъяснений у повестке не было, просто: «Вам предлагается работа на станции «АСТ-1» по специальности. Дополнительную информацию получите на месте. Явиться вместе с семьей на космодром, рейс 1890. Времени на расспросы и уточнения не было, надо было собираться.  И вот он здесь. Антон взял за руку дочку и вошел вместе с женой в лифт. Тот стремглав полетел вниз, к посадочной площадке. Это «падение» вытолкнуло из подсознания чувство беспокойства, и он стал перебирать в памяти события последних дней. Резкий толчок вернул его к действительности. Дверь открылась, и они пошли среди людского потока.
     - Пап, а пап, - начала приставать Анюта, - А куда мы едем?
     - В город Солнца, - с самым серьезным видом пошутил он.
     - А что это за город такой?
     - Это такой сказочный город, летающий в космосе. В нем живут феи, добрые волшебники и люди, которых они отбирают со всех планет. - Антон сказал первое, что пришло в голову, но он не знал, как близко это было от истины.
     - Пап, скоро мы туда приедем?!! - обрадовалась Анюта.
     - Скоро. И не приставай ко мне, а то не попадешь туда.  Они как раз подошли к люку. - Ну-ка слазь, да поживей. - Анюта соскочила с рук и вбежала внутрь. За ней вошел Антон с Лерой. Он прошел до своего кресла и позвал дочку, - Анюта, иди сюда скорее. - Та подбежала, и он усадил ее в антиперегрузочное кресло, после чего и сам уселся. Кресло мягко обхватило его, и он тут же перестал чувствовать свой вес.
     - Пап, а пап, - расскажи мне о чем-нибудь, а?
     - Смотри вон на тот экранчик, он тебе сейчас покажет мультик. - Антон пробежался по клавиатуре пальцами, набирая заказ, и через пару секунд на экране уже резвились мультяшные герои. Взглянув на часы, он машинально отметил: до старта 2 минуты…



< Попередня   Наступна >
Головна | >>> Про проект | >>> ТЕМА ДНЯ | >>> БІБЛІОТЕКИ УКРАЇНИ: | >>> УКРАЇНІСТИКА за КОРДОНОМ | >>> УКРАЇНОМОВНІ ТВОРИ: | >>> КОРИСНІ РЕСУРСИ | >>> СУЧАСНА БІБЛІОТЕКА | >>> З ТВОРЧОГО ДОРОБКУ: | >>> ЧИТАЛЬНИЙ ЗАЛ | >>> ИГРОМАНИ. Дискусійний клуб | ФАЙЛИ | Контакт |
Підпишіться на новини!
 
 
 
©Copyright 2005-2007 Бібліотечний інформаційно-освітній портал
Використання інформації з рекламних та інших матеріалів цього сайту для передруку, внесення в бази даних для подальшого комерційного використання, розміщення матеріалів в ЗМІ та мережі інтернет можливе лише за умови розміщення прямого посилання на сайт http://www.librportal.org.ua

:: up::

bigmir)net TOP 100